image image image image image
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

В Новобогдановке вспоминали события 15-летней давности: взрывы на артскладах боеприпасов

14:44 08.05.2019

6 мая в Новобогдановке, у мемориального обелиска погибшим спасателям «За разминирование», почтить память и вспомнить трагические события начала мая 2004 года собрались представители местной

Митинг-реквием прошел в зале сельского Дома культуры. В знак большой благодарности и уважения, все присутствующие почтили минутой молчания память погибших во время взрывов, а затем возложили цветы к обелиску.

Стоит напомнить, что погибли саперы не в момент первых взрывов, а уже когда велись работы по очистке территории воинской части. 18 мая 2007 года на территории артбазы подорвались двое младших сержантов внутренней службы, радиоминеры Сергей Терешко и Константин Ткаченко из киевского центра разминирования. А 28 ноября того же года под обвалом породы в траншее при закладке боеприпасов для уничтожения, погиб старшина внутренней службы, водитель-сапер пиротехнической группы 2-го аварийно-спасательного отряда из поселка Мирное Николай Куура.

— Территория, где была артбаза, пока длится конфликт на востоке страны, остается за Министерством обороны, — пояснил журналистам голова Новобогдановской ОТГ Дмитрий Хлыстун. — Но главное, что сейчас там нет опасности для жителей села. Последние лет 5-7 мы не слышим взрывов ни там, ни в селе, хотя еще 8 лет назад из этой воинской части металлоломщики несли к себе домой гранаты и другие боеприпасы, пытались их тут разобрать, распилить, а те взрывались, нанося ущерб здоровью селян. Такие взрывы даже унесли несколько жизней.

Новобогдановцы и жители соседних сел четко делят свою жизнь на «до» и «после» взрывов.

— У нас их называют первая «война», вторая «война», третья «война», потому что взрывы случались три года подряд, — говорит Дмитрий Петрович. — Может быть, так исторически сложилось, что до взрывов мы жили еще по-старому, село угасало. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло: после взрывов село начало восстанавливаться, нам реконструировали и оборудовали прекрасный детский садик, школу, мы стараемся все сохранить, но на этом не останавливаемся. Сделали ремонт Дома культуры за собственные и привлеченные средства. Восстанавливаем всю социальную сферу, жилой фонд. К сожалению, часть населения после взрывов уехала отсюда и потом уже не вернулась.

Конечно, можно было бы 15-летие этого события и не отмечать. Но погибли бойцы-саперы, молодые парни. Да и наши граждане тоже сильно пострадали. И забыть мы об этом не можем. Пятнадцать тысяч снарядов было вывезено из села и близлежащей территории. Пятнадцать тысяч! То есть, жертв могло бы быть намного больше. Но объединились все — сельский совет, район, область, страна — накинулись на эту беду и мы ее ликвидировали. Многие демонстрировали прямо героизм. В том числе — учителя, которые выводили детей из-под обстрелов, сотрудники нефтебазы, предотвратившие ее взрыв, люди, которые учас-твовали в разминировании.

— Первый день тяжелый был, — вспоминает начальник группы пиротехнических работ аварийно-спасательного отряда специального назначения ГУ ГСЧС подполковник Дмитрий Чернов. — Мы (пиротехническая группа аварийно-спасательного отряда МЧС) были на месте, на базе близ поселка Мирное. До этого осенью вернулись из Артемов-ска, где случились первые взрывы на артскладе, а новобогдановские, получается, были уже вторыми. Воспоминания об Артемовске плохие, у нас же там тоже сотрудник погиб. Когда мне позвонили, я был не в части, а в городе — у меня дочка родилась, три дня как забрали из роддома, и я поехал навестить. Позвонили: беда, склады горят, взрываются! Сразу понял все, все бросил, приехал в часть быстро, сразу расчет БТРа отправили на переезд дежурить, создали расчеты и выехали в населенные пункты — один в Новобогдановку, второй через Спасское, Терпение. Потому что, вследствие значительного разлета, бое-припасы были уже в населенном пункте, пришлось их забирать, вывозить. Еще место поначалу было не определено, ближе к вечеру определились, куда вывозить — на «спасский» перекресток. Просто в поле их там складывали. Только к вечеру следующего дня начали съезжаться расчеты со всей Украины. Мы их встречали на трассе, определяли места. В Артемовске был разлет боеприпасов гораздо меньше, более локально, очень мало реактивных снарядов. А здесь — все устелено, усеяно, утыкано. Все поля были, как ежики — особенно, вдоль дороги возле Спасского. Основная масса реактивных снарядов пошла туда. И опять же: газа не было в городе и районе, снаряд попал в магистральный трубопровод. На второй или на третий день мы поехали с газовщиками обеспечивать их работу, то есть, прочищали дорогу, подступы к месту аварии. И бронетранспортер был рядом, на случай, если вдруг начнутся активные взрывы на складах, потому что взрывы там еще продолжались, а мы уже работали на газопроводе, по населенным пунктам. Людей не было, собаки лают, коровы мычат — в общем, такие тяжелые воспоминания.

Взрывы на новобогданов-ских складах и необходимость ликвидации их последствий послужили катализатором для переоснащения тогда еще Министерства чрезвычайных ситуаций.

— Во-первых, когда случилась Новобогдановка, у нас приборов практически не было, были еще военные, старые переносные индукционные миноискатели ИМП, — говорит Дмитрий Чернов. — Бронежилетов было мало, на всех не хватало точно. Ввиду такой ситуации, начали сюда поступать бронежилеты, и пиротехников, которые к нам приезжали, мы обеспечивали. Иностранные организации начали нам помогать, передавать разные средства поиска, начали нас уже готовить, учить. Так и получилось: в 2008-м мы закончили разминировать Новобогдановку, в 2009-2010-м — склады в Лозовой, и пошло-пошло. А в 2014-м уже начались боевые действия на востоке, где наша работа сейчас очень востребована. Вот и опять мы вскоре уезжаем туда.

Присутствовавшие на митинге возложили к обелиску цветы.

— Мой младший сын — 32-лет-ний Александр, сейчас находится на фронте, служит солдатом на самом переднем крае, в одной из горячих точек в районе Песок, а старший, Юра, водитель-сапер, 21-го мая поедет в район операции объединенных сил, — рассказала мама Николая Кууры Валентина Шестопал. — Их группа сменит ту, в составе которой недавно один пиротехник погиб, а двое, в том числе житель Константиновки Дмитрий Слепкань, были тяжело ранены. А я опять остаюсь одна — ждать. Я думала, что, может быть, с избранием нового президента Украины что-то изменится, а когда Путин начал на Донбассе россий-ские паспорта выдавать, решила, что ничего не изменится.