image image image image image
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

По прозвищу «Гамлет»

Вышла в свет книга о мелитопольском художнике

«Я верю, что он нашел себя!» — сказал писатель Сергей Авдеенко на презентации своей книги «В поисках истины». Она посвящена мелитопольскому художнику Валерию Нестерову.

Его называли Гамлетом и иногда сравнивали с Дон-Кихотом. В доме художника Валерия Нестерова все стены были увешаны его работами. На столах всегда стояли постановки для натюрмортов — хоть сейчас садись и рисуй! В 80-е, чтобы победить туберкулез, он отправился пешком обходить Подмосковье: рисовал старинные храмы, портреты простых людей, а сам ночевал в палатке. В конце жизни почувствовал, что исписался — и открыл для себя и нас резьбу по дереву.

Художника не стало в 2012 году, он умер в 62 года, не перенеся третий инсульт. Информации о нем не найдешь в интернете, о нем не издано ни одной книги, не выходили статьи в искусствоведческих журналах. Однако его натюрморты и пейзажи украшают частные коллекции в Европе. А вы знаете, что при этом ни одного полотна не было в Мелитопольском краеведческом музее? Да, до сегодняшнего дня. На презентации произошло почти что чудо: Алла Колесник, вдова художника Михаила Колесника, подарила музею две картины. Их ценность трудно исчислить.

Сергей Авдеенко ценит своих героев. Собирая воспоминания, он сталкивается с мнениями самыми разными, подчас очень критическими. Но он любит героев и показывает их реалистично. Шесть лет назад писатель выпустил в свет первую книгу о самом знаменитом мелитопольском художнике — Александре Тышлере. Но и не подумал остановиться. Книга девятая поведала нам о человеке сильной души — Михаиле Колеснике. Его другом был Валерий Нестеров, которому посвящена новая документальная повесть Сергея Ивановича.

О жизненном и творческом пути Валерия Нестерова на презентации рассказала Оксана Беца, заведующая художественным отделом музея. В ее рассказе появились дед и бабушка художника, родители и учитель изостудии Иларий Чубич. Вглядываться в чужую жизнь непросто: Одесское художественное училище, работа художником на мелитопольских заводах и в художественном фонде… Рассказ течет неспешно и задевает за живое:

— Жена художника Ирина работала медсестрой, она стремилась обеспечить их жизнь материально. А сам мастер мог отказывать себе в еде, тратя деньги на книги, краски, кисти. Он любил путешествовать на велосипеде, знал места, где можно писать картины. В 1983 году у него обнаружили туберкулез 3-й степени, которым скорей всего, он заразился от деда Семена. Но Валерий продолжал курить, не хотел лечиться в туберкулезном диспансере, верил в народные средства… В 90-е закрылись художественные мастерские, нужно было искать частные заказы. Летом он трудился в землянке рядом с домом, там стояла циркулярная пила, и художник подрабатывал столярными работами. В эти же годы Нестеров стал интересен Европе, но сам он не был рад признанию за границей — хотел писать для своей Родины.

— Я приходила в этот частный дом на улице Ломоносова вместе с папой, художником Леонидом Кришталенко, — вспоминает художница Юлия Кафо. — Обстановка там была очень скромная (это мягко сказано). Я была тогда маленькой девочкой. О чем говорили взрослые? Не помню. Но сама атмосфера была очень привлекательной: стояли краски, натюрморты. И корни, из которых он вырезал настоящие шедевры, например, вазы.

Художник Алевтин Алешин рассказал, как у Нестерова появилось прозвище «Гамлет»:

— Дело было во время учебы в изостудии Чубича. Однажды летом, во время перерыва между рисованием мы вышли во двор поиграть в волейбол. Вдруг Валера встал «в позу» и продекламировал: «Быть иль не быть? Вот в чем вопрос?». С тех пор к нему и прилипло прозвище Гамлет. А еще он был похож на Дон-Кихота. В детстве был смешной случай. Валерин дед Семен был очень строгий. Однажды, когда мы были 15-летними мальчишками, Валера открыл тайну деда: возле подвала закопано сокровище. Вычислив из дедовых рассказов место, мы стали прилежно орудовать лопатой. Через время обнаружили две старых бутылки, запечатанных сургучными пробками. Вино оказалось очень вкусным. Мы выпили по полстакана и уснули прямо там. Когда дед пришел, то застал нас на месте преступления и погонял палкой. Оказалось, вино предназначалось на свадьбу Валеры.

К сожалению, алкоголь сыграл пагубную роль во взрослой жизни художника. Он выпивал, хотя и оставался прекрасным человеком.

— Это был человек изящный, внешне красивый и очень незащищенный, — таким запомнила его Алла Колесник.

— Его картины отличаются тонкостью, проработанностью деталей, — свидетельствует художник Сергей Михно. — Я верю, что его полотна еще найдутся!

Художник Юрий Романов приехал на презентацию из Геническа и привез в подарок свою картину «Нефритовый мыс», которая ему напоминает о друге:

— Он всегда воспринимал мир, как хотел, не был социозакручен, писать лозунги типа «Слава КПСС» не хотел, поэтому не мог стабильно зарабатывать. Мы вместе ездили в Крым к Чубичу, он жил там, всеми забытый. А когда учитель умер, мы разыскали его могилу в Старом Крыму.

— Валерий был немногословен, но в нем чувствовалась внутренняя сила, — говорит о коллеге Александр Засыпкин. — В его доме была богатая библиотека, которую он собрал. Книги показывали, что человек размышляет, они были переложены закладками, испещрены надписями.

Книга «Валерий Нестеров. В поисках истины» вмещает 33 страницы, 19 иллюстраций: фото художника, репродукции картин. Презентация показала: эта повесть нужна творческим людям города! Ее герой оставил след в душах многих.

Завершило вечер старое видео Александра Колчинского из далеких 80-х годов.